Буэмле, Омрайн и Огдис

  Буэмле – страстная, переменчивая, дикая богиня. В свой добрый час она светла и обильна, как полная луна и как плодоносный сад под луной; в свой недобрый час она мрачна и злокозненна, как бродячий трёгль в безлунную ночь. Хотя её зовут одной из трёх богинь садов, редко её сады бывают ухожены и безопасны. Буэмле любит диковатые заросли, вьющийся плющ и таящихся в траве змей - чаще говорят о «священных рощах» Буэмле, чем о садах. Что до её дворца и храмов, то не стоит искать в них возвышенную гармонию Селадиэ или простоту, лаконичность и подчёркнутое несовершенство обителей Элиры.  Буэмле ценит сложность, яркость, витиеватость и эффектную асимметрию. В этом она настоящая Асура.

Вот что рассказывают про Буэмле, особенно всего в землях тирцев, что у западного моря. Когда-то влюбилась Буэмле в Омрайна, весеннего бога, и долго он был гостем в её жилище; всё расцветало от его присутствия. Прошло время, и наскучил он капризной Буэмле, которая стала чувствовать, что солнечный свет затмевает её собственную красоту, ибо Омрайна стали замечать больше, чем её. Стала она требовать от него всё более вычурных даров, дразнить странными просьбами. Однажды потребовала она, чтобы Омрайн сжёг своим солнечным огнём гору Нерет, где не росли её розы: пусть тогда взойдут на пепелище. Омрайн не стал этого делать, не желая, чтобы не погибли его любимые дубравы и олени. Буэмле затаила обиду и, когда Омрайн в очередной раз уехал, послала весточку его врагу Огдису, сказав, какой дорогой тот отправляется в своей золотой лодке. Огдис собрал своих бойцов и охотников, вместе с ними поспешил перехватить Омрайна, напал на него из засады. Захватили его лодку, метнув железные крючья, подтащили к берегу. Не удалось в тот раз Омрайну ни уйти, ни отбиться, псы Огдиса разорвали его тело и растащили, закопав части в земле. 

Буэмле же сделала Огдиса желанным гостем в своём доме. Но Огдис, зная ветреную натуру богини, запечатал стены её же дома ледяными замками, чтобы не выпускать её; сковал он льдом тропы и реки, чтобы не могла по ним проплыть золотая лодка. Не понравилось это Буэмле, но не смогла она причинить вред зимнему владыке ни ядом, ни хитростью: Огдиса так же забавлял её гнев, как и её заигрывания. Долго оставалась Буэмле пленницей в своём доме, по земле стелились её увядшие и засохшие травы, чёрными стояли безлиственные деревья. Лишь пихты зеленели, и их лапы, качаясь, указывали путь к её дворцу. Выросло их так много, что собрались они в зелёную реку, и однажды приплыла по этой реке золотая лодка. В ней прибыл лучник, и пустил он золотые стрелы, растопившие замки на доме Буэмле; когда Огдис выскочил навстречу, одна из стрел попала ему в грудь и пробила чёрный доспех, дойдя до самого сердца. 

Именно Буэмле называют праматерью всех людей - равно тирцев, арофов, ракров, гнуров. Она не делала их из металла и камня, как поступил Лиомб; она не лепила их из глины и не вырезала из дерева, как Ньоки и Фаэ; она родила их, как дерево рождает семена, как звери рождают детёнышей. Порой люди начинают вспоминать об этом и говорить, что они, в отличие от иных народов, не творения богов, но их потомки, и тем отличаются от любого иного народа. Как только люди начинают подобное рассказывать - жди войны.

Буэмле не везде равно помнят и привечают. Она - важнейшая богиня для тирцев, живущих возле западного моря; ракры её мало вспоминают, зато арофы часто отвергают со страстью, выдающей тайное почитание. Как правило, у неё много жриц и очень мало жрецов; точно так же как у Омрайна и Огдиса много больше жрецов, чем жриц. 

Особое место Буэмле заняла в истории Эрны, «Речной страны». Той самой речной страны, в которой происходят события истории про «Рёки из Птичьего Гнезда» (см. соответствующий тэг в моём жж).

------

*Здесь снова в мифе один из богов умирает. Нет, это не заставляет его исчезнуть и пропасть, это же не смертный. Лекснан не сгинул на тропах между смертью и рождением, Ньоки не сгинул после того, как его сожгли и съели, не сгинет и Омрайн. Божества не потому «бессмертные», что их нельзя убить, а потому, что в их природе возвращаться после этого, не ослабевшими и не изменившими своей базовой сути. Да, при этом гибнет тот смертный, в ком божество физически присутствовало. Для него всё случается один раз и навсегда. 

А вот поглощение сил другим бессмертным для божества опасно, и именно так Цертар уничтожил Фаэ. И Голодное Запредельное для них опасно именно поэтому. 

Tier Benefits
Recent Posts