Кифринтир, Беантир, Тир Гванвин

  


Когда люди во времена "бурь двух морей" впервые добрались до северной части Западных берегов, они увидели тёмные опасные скалы над ледяной водой, где плавали не знакомые ещё с охотниками киты и другие морские чудовища. Не удивительно, что море это назвали «китовым», а сам берег – Кифринтиром, ‘холодной землёй’. Испатер любит эти края за бури и сильный ветер в любое время года, он пригонял сюда корабли не случайно; тихий уголок здесь можно найти, только укрываясь за скалами. 

У северных берегов море кормит лучше, чем суша, и первое время поселенцы в этих краях селились лишь в глубоких заливах, где скалы уступали место более пологим склонам, хоть немного пригодным для выпаса скота и постройки домов. Они жили рыбной ловлей и охотой на морского зверя, но рудные богатства местных гор быстро привлекли их внимание. Здесь много хорошего железа, меди, встречается серебро, а также красивый камень, от мрамора до хризолитов, лабрадоров и даже драгоценных изумрудов. Неудивительно, что прослышав об этом, в эти края вскоре перебрались и гномы. 

Сами себя жители побережья называли в ту пору просто «люди»; слово «тирцы» появилось века спустя. Так их стали называть соседи, привыкшие, что название местности у северян часто включает «тир» - Кифринтир, Беантир, а потом и Тир Гванвин. 

Кроме скал, в тирских землях хватало лесов, а в лесах - диких зверей. И многое в дальнейшей тирской культуре определилось тем, что старшие из этих зверей, отличавшиеся мудростью и волшебными силами, при контакте с людьми не просто научились в них превращаться, но и стали заключать брак с ними. Старейшие тирские сказки пестрят историями о том, как охотник встретился в лесу с медведицей или волчицей, женился на ней, завёл детей, которые потом стали вождями и прародителями большого рода. Найденная в лесу медведем девушка, которая возвращается домой спустя годы и с медвежатами - также часть тирского фольклора. Всё это действительно случалось, и когда тирец - особенно из Беантира - полагает своим предком того или иного зверя, то скорее всего он не обращается к метафорам и не ошибается. 

Для тирцев оборотни - это не чудовищные опасные твари, как для многих жителей других краёв. Тирцы не считают Цертара волком, хотя прекрасно осведомлены о том, что он когда-то попытался подменить на троне Эрднана. С точки зрения тирца, знакомого с волками очень не понаслышке, на волчьи повадки это совершенно не похоже! Поэтому Цертара они обычно изображают в виду очень хитрого и жадного гнома. Оборотней-волков и медведей тирцы крайне уважают, хотя ссор и даже кровной вражды с ними у них бывает немало. Для вождя-ри в Беантире уметь обращаться в зверя или хотя бы общаться со зверями или их духами считается ценным, почти обязательным навыком. На юге, в Дервейнтире, всё сложней, там оборотни удерживают Лес Перевёртышей и не пускают в него двуногих.

Общение со зверями и духами ожидаемо означает, что и шаманов, и ведьм в этих краях хватает. Шаманизм в тирской традиции так прочно укоренился, что даже бога Оастру, мудреца и изобретателя письменности и стихосложения, местные жители полагают «первым шаманом». Хотя в большинстве других культур шаманы тщательно избегают связываться с кем-либо из божеств, полагая их слишком сильными духами, подавляющими шамана, у тирцев шаман вполне может быть почитателем Оастры, обращающимся к нему в поисках мудрости. Шаманов и жрецов Оастры здесь в народе нередко путают, хотя их силы обычно всё-таки различны.

С точки зрения среднего тирца, шаманские занятия (путешествия в другие миры, работа с духами-без-материи) и общение с Оастрой являются «мужским» занятием, а ведовство (применение фамильяров, работа с духами-в-материи) -  женским. Поскольку боги и духи не подписывались следовать этому социальному шаблону, тирцы регулярно сталкиваются с исключениями, но шаблон пока цел. То, что способности шаманов и ведьм часто похожи, лишь закрепляет путаницу. Иногда шаманке проще выдать себя за ведьму, чем объяснить разницу. Учитывая, что тирское ведовство родилось из шаманизма, в этом нет ничего странного.

Тирцы живут малыми поселениями, и лишь несколько из последних можно считать городами в полном смысле этого слова. Глава типичного хозяйства - хутора или маленького посёлка - зовётся хин (хини, если это женщина): слово «хын» из ракрских сказок происходит именно от него, так что история про огненную птицу Найра, по-видимому, начинается где-то в дальних восточных оконечностях тирских земель.

Tier Benefits
Recent Posts